Данилов Альберт Петрович.

5 октября 2016

«Мне сверху видно все, ты так и знай…»

Альберт Петрович Данилов, старший тренер ХК «Локомотив», стоит у окна кабинета. Прозрачная перегородка разделяет ледовую площадку и кабинет. Но неизвестно, с какой стороны страсти кипят сильнее… Ему сверху видно все… Еще выше — еще виднее. Недавно Указом Президента РФ В.В. Путина Альберту Петровичу Данилову присвоено звание «Заслуженный работник физической культуры и спорта РФ».

Альберт Петрович, расскажите, пожалуйста, об этапах Вашей спортивной карьеры.

С 12 лет я начал заниматься в челябинской СДЮШОР, играл в младшей юношеской команде, в челябинском «Тракторе». Когда мне было 16 лет, меня взяли в команду мастеров, которая стала чемпионом страны (Прим. очевидно среди молодежи, такой статистики не нашёл). Я даже бомбардиром был, как сейчас помню, забил 14 шайб за сезон. В челябинском же «Тракторе» я стал мастером спорта. А в 1958 году вместе с многими ребятами я уехал в Омск, где поступил в институт физкультуры. Параллельно выступал за омскую команду, вышедшую в высшую лигу (теперь это называется ПХЛ). По окончании института я стал работать тренером: начинал с командой класса Б из города Златоуста — она называлась «Таганай». И по сей день я занимаюсь тренерской работой — в следующем году уже будет круглая дата: 40 лет!

За такой гигантский срок у Вас, должно быть, набралось немало регалий?

Несколько узко поставлен вопрос. Лично мои звания: мастер спорта СССР, заслуженный тренер РФ и заслуженный работник физической культуры и спорта РФ. Все остальные призы и медали завоеваны командами, которыми я в разное время руководил. Это уральские команды «Трактор», «Автомобилист», ярославское «Торпедо» — первая и вторая команды. Есть весь набор металлов – и золото, и серебро, и бронза. Золото молодежки – дважды чемпионство России. Есть «золотой» восьмидесятый год. Потом лучшие из этих ребят стали чемпионами мира!

Для многих Вы вполне можете считаться «легендой российского хоккея». А кто для Вас в свою очередь является человеком-легендой?

Конечно. В игровом плане это Всеволод Михайлович Бобров. На заре моей игровой карьеры мне даже удалось играть против него. И вообще я часто «вживую» смотрел на его игру из-за борта. А учителем своим, тренером, человеком, который меня сделал, я считаю Анатолия Владимировича Тарасова. Хотя он много шишек мне набил, очень серьезные конфликты были, вплоть до отлучения от сборной.

У каждого человека в жизни есть моменты, запавшие в душу навсегда. Были ли у Вас такие «переломные моменты»?

Я вспоминаю пик своей игровой карьеры. В сезоне 1954-55 годов в первые за всю историю своего существования челябинский «Трактор» (тогда Авангард) стал четвертой командой страны. В те годы весь пьедестал почета занимала Москва, исключительно. Безусловно, этот год я запомнил на всю жизнь. И тогдашнее свое выступление считаю наиболее удачным. А из тренерских успехов я выделяю следующие. Хотя я работал с хорошими уральскими командами «Трактор» и «Автомобилист», не могу не вспомнить работу в пермском «Молоте». Команда, фактически потерявшая место в первой лиге, за три сезона стала реальным претендентом на выход в высшую лигу. Да и работу в ярославском «Торпедо», хоть и короткую (всего два сезона) считаю своей тренерской удачей. В 1990 г. из «Торпедо» вместе с вратарем ушли две первые пятерки, С.А. Николаев уехал в Германию. Мы вместе с командой смогли не только не сдать позиции, а удачно выступили, несмотря на то, что пришлось вводить большую группу молодежи.
Удачей я считаю и пять лет работы с молодежью во второй команде «Торпедо», когда наряду с высокими результатами путевку в большой хоккей получила представительная группа ребят 1979-82 гг. рождения получить путевку в большой хоккей. Почти два десятка парней играют сейчас в разных командах в ПХЛ и за океаном.

Поддерживаете ли Вы связь со своими воспитанниками?

Да, мы встречаемся, когда ребята при случае приезжают сюда. Часто они приятно тревожат меня звонками. Могут поделиться радостями, неприятностями, иногда просят профессионального совета. Связь, особенно с прямыми воспитанниками, живет.

У каждого тренера есть свой собственный стиль работы, от панибратского до жестокого авторитарного. К какому типу Вы относите себя?

Стиль зависит от особенностей контингента на данный момент, какие вещи требуют пристального внимания. Но преобладает, я считаю, авторитарный. Хотя в последнее время жизнь заставила, да я и сам начал понимать, что нужно больше прислушиваться к мнению помощников, даже воспитанников.

Альберт Петрович, специфика тренерской работы в хоккейной школе такова, что дети часто находятся вдалеке от  родителей. Нужна ли опека, нужно ли стараться заменить родных?

Опека не всегда себя оправдывает. Серьезный комплексный контроль: от чистоты белья, оценок, до времени отхода ко сну. Потом все это в сумме вырастает в высокую самодисциплину. Иногда стоит ужесточать требования, а иногда стоит подойти к проблеме по-отечески. Но, я считаю, лучше всего в трудную минуту подставить свое плечо — как мужик мужику. Именно так. Те, кто понимает правильность требований, становятся мужчинами с большой буквы.

(От автора: я знала Альберта Петровича и в то время, когда он тренировал «золотую» молодежь. Им тогда было по 14 лет. Вообще Данилов — мужчина очень элегантный и к одежде относится очень пристрастно. А ребята на день рождения подарили ему рубаху в стиле «Возвращение Будулая» — черную с золотом (!). Педагогический талант Альберта Петровича победил вне сомнения — на ближайшую тренировку он пришел в новом невообразимом одеянии, чтобы ребята увидели, как он ценит их внимание).

Были ли в Вашей истории «издержки педагогики» — те, кто не вписывался в структуру воспитания?

Действительно, были сложные моменты во взаимоотношениях с воспитанниками. Но мы предпочитали аккуратно расставаться. Вот, например, из восьмидесятого год был Сережа Ростов. Очень способный парень. Но загубил в себе талант тем, что променял тяготы профессии на разные жизненные удовольствия. А ведь это был самый способный хоккеист в той плеяде.

В чем состоят Ваши функции сейчас?

Сейчас моя должность называется «старший тренер клуба», а сущность работы больше методическая. Я передаю все свои знания и опыт тренерам клуба, которые работают с резервами. Стараюсь, чтобы они не повторяли моих ошибок. Еще я являюсь советником генерального менеджера по профессиональным вопросам, тем, что в моей компетенции. Мне сверху видно все…Я благодарен руководству клуба за чувство востребованности.

И как, радует Вас вид из окна кабинета?

Конечно, радует. За нашу ярославскую школу не стыдно. Она в России имеет серьезный вес. Очень жаль, что на родине хоккея, в Челябинске, идет обратный процесс. Тамошняя школа влачит жалкое существование, это видно и по выступлениям воспитанников.

Каков Ваш круг общения? Хочется в нем вращаться?

Круг общения зависел всегда от того, где я работал. В высшей лиге были ведущие специалисты, главные тренеры. Стал работать с молодежками — изменился и круг общения: молодые, начинающие тренеры. Встречаются ребята, с которыми я имел дело раньше. Они еще играли, а я уже работал тренером. Сейчас мне хотелось бы постоянно быть в кругу той когорты людей, кто серьезно занимается хоккеем.

28 ноября 2001

С. Волгина, «СН»

 

Рубрика: Статьи